Атомная бомба внутри.

Обновлено: 2 мая 2021 г.

Через пару месяцев после трагедии я осознала, что я стала очень бережна к себе.

Носила себя как хрустальную вазу.

Этому "помогали" сложности с передвижением моих ног - я ходила плавно и медленно.

Кому-то я могла показаться беременной.


Беременной своим горем.



И внутри, правда, что-то зарождалось.

Сначала у меня зародилась настоящая беременность.

Через 3 месяца после трагедии.

Беременность была желанной.

Мы были очень рады.

Но малыши, а их было двое, с нами на остались.


Они помогли остаться МНЕ.


Но я чувствовала и после потери беременности, что я что-то вынашиваю.

Это "что-то" начало подавать сигналы жизни.

Оказалось, что в нем очень много энергии.

Я уже писала о больших энергозатратах горя.

Так вот параллельно с большими затратами внутри меня образовалась небольшая атомная электростанция.


Только вот направить ее в мирное русло у меня не сразу получилось.


И до сих пор получается через раз.

Поток энергии зарождался и поднимался внутри меня внезапно сам по себе.

Я не могла им управлять.

Любая неуправляемая энергия разрушительна.


И эту огромную энергию я назвала "яростью".


Возможно, если бы я умела управлять такой мощью, ярость превратилась бы в мощный поток.

Но я не умела.


Меня захлестывал гнев.


И его надо было как-то выражать.

И я искала адекватные способы его выражения.

Мне жизненно необходимо было стравливать эту огромную энергию, пока она не взорвалась внутри меня.


Я очень хотела превратить атомную бомбу внутри в атомную электростанцию.


Но внутри меня была больше БОМБА.

Что-то, что может рвануть в любой момент.

Что-то, что мало управляется мною.

Что-то, с кем я боюсь взаимодействовать.


Я стала тратить очень много энергии на создание саркофага для этой бомбы.

Чтобы не подорваться на ней самой и не взорвать пару стран вокруг меня.


Иногда мне казалось, что заряд моей бомбы может уничтожить весь мир.


За первые полтора года после трагедии я стала опытным сапером.

Сапером, который принял свое бессилие разминировать заложенный внутри самого себя заряд.

Сапером, которого хотя бы хватает на то, чтобы оберегать от внутреннего взрыва всех вокруг.


А взрыв неоднократно был совсем рядом.


Горе продуцирует огромную энергию внутри горюющего.


Настолько огромную, что часто все силы горюющего уходят на ее контейнирование.

Неприлично же выйти на улицу и взять и взорваться прямо в ее центре?


Я долго время думала, что антидепрессанты выписывают для того, чтобы поставить предохранитель на взрыватель.


Но при очень большом заряде, антидепрессанты не помогут.


Религия знает секрет разминирования таких бомб.


У верующих людей иногда получается прийти в такое смирение, что бомба превращается в молочную реку с кисельными берегами.

Мне этот способ не сильно помог.

Хотя я очень хотела, чтобы помогло.

Я молилась везде, куда меня заносило.

Я молилась в своем любимом монастыре Монтсеррат.

Я молилась в парижской церкви Сакре Кер.

Я молилась Черной Мадонне в Канделярии на Тенерифе.

Я молилась в Казанском Соборе Санкт-Петербурга.

Я молилась в Церкви в Олимпийском парке в Сочи.


Заряд со мной до сих пор.


Потом я попала к одной видящей женщине, живущей далеко от Москвы.

Спасибо Интернету.

И она увидела мою бомбу внутри.

Я обрадовалась!


То, что вижу не только я, становится чуть более управляемым!


"Ты думаешь, что это бомба" - сказала она.

"А это зерно, которое прорастает в тебе".

"И это зерно несет в себе большие изменения".

"Просто горе его активировало".


"Просто дай ему прорасти".


Я даю.

Насколько меня хватает.

Последнее время меня хватает не на много.

Меня сносит внутренней энергией как ураганным ветром сносит путника в пустыне.

Я хватаюсь за все вокруг, чтобы не улететь.


В моем внутреннем саркофаге по прежнему огромная энергия.


Пока я учусь с ней взаимодействовать.

100 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все