Встраиваемое горе.

От горя не надо стремиться избавиться.

Горе встраивается в жизнь.


Когда умирает ребенок, горе встраивается в жизнь навсегда.


Я считаю, что можно говорить о той или иной степени интеграции горя в жизнь горюющего родителя.

И нереально ждать, что родитель, потерявший ребенка станет снова таким как раньше.

Есть шанс, что он станет совершенно другим человеком.

В чем-то вы сможете его узнать, а в чем-то нет.


Я недавно была на психологической конференции в Калининграде.

На конференцию приехала моя коллега, с которой мы знакомы много лет.

Весь первый день она словно меня не замечала.

Так как у нас была дискуссия по поводу того, какие фразы работают, а какие не работают после того, как в судьбе родителя произошла трагедия, я подумала, что, возможно, она просто не хочет больше со мной общаться.

И я очень удивилась, когда коллега начала мне активно махать в конце первого дня конференции, подошла ко мне и очень удивилась, что я ЗДЕСЬ.

Я сказала, что я здесь с самого утра.

Пришло время удивляться коллеге.

В итоге мы пришли к выводу, когда у человека сильно меняется энергия, его можно не опознать энергетически и какое-то время не замечать.

То, что я сильно изменилась, это факт.


На той же конференции в последний день проводилось соционическое типирование. Я знакома с соционикой с 1992 года.

Еще с тех времен я хорошо знала, какой у меня социотип.

Я неоднократно проходила тестирование и неизменно получала один и тот же результат.

Как же я удивилась, когда по результатам типирования мне был присвоен практически абсолютно другой социотип личности: из 4 показателей изменились 3! То есть моя личность изменилась на 75%!

Я спросила ведущих этого мастер-класса, может ли социотип изменяться в течение жизни?

Может, ответили они, но крайне редко.

Например, когда у человека была клиническая смерть.


Так у меня было три СМЕРТИ, только не клиническая.

Смерти моих детей.


Вот и изменились 3 показателя из 4 в результате, потому что я потеряла троих детей. Вообщем, я теперь совсем не я.


Горе меняет родителя, потерявшего ребенка.

Оно встраивается и меняет его изнутри.


Если горе прорастает изнутри, как же можно его допрожить, отпустить, догоревать?

Можно ли отпустить свое сердце или почки?

Можно ли допрожить свои легкие?

Можно ли догоревать свою печень?


Горе становится частью тела горюющего родителя, как рука или нога.


Горе становится настолько значимой частью жизни горюющего родителя, встраивается в психику и меняет структуру личности, что без него становится невозможно жить.

Как ребенок во время беременности не может жить без плаценты.

Как человек не может жить без сердца.

Ампутация этой части тела, похоже, редко совместима с жизнью.

Но легко совместима с забвением о потерянном ребенке.


Но на забвение редко кто из любящих родителей соглашается.

К счастью наших детей, живущих на энергии нашей памяти и любви.

164 просмотра1 комментарий

Недавние посты

Смотреть все