Заплатить по счетам

Оля Кавер говорит, что взымание платы за случившуюся трагедию напоминает ей ипотеку. С жестким списыванием средств и весьма туманным и непонятным ипотечным приобретением. И с благой надеждой, что этот принудительный кредитный долг будет когда-нибудь выплачен.


И тут я поразмыслила – я ведь тоже плачУ. Но за что? У меня это точно не ипотека. Это принудительная выплата по ликвидации аварии, в которой меня же и протаранили. Кто протаранил? Как его зовут? Куда он скрылся? Как так вышло? Почему именно меня? Я ведь ничего не нарушала, я ехала по своей полосе, я соблюдала все правила, я всегда следила за состоянием своего автомобиля, я рассчитывала на то, что если я уважаю других водителей, то и меня как-то тоже должны уважать. И вот теперь я пострадавшая, без вины виноватая, а платить – мне. Всего лишь потому, что у виновника аварии больше власти и меньше чести. И теперь на починку автомобиля с меня взымается плата - я так понимаю, пожизненно – слишком велика общая сумма, чтобы ее можно было погасить хоть когда-нибудь. Надеюсь, что моя смерть спишет с меня все долги. Во всяком случае я посмеюсь, когда они придут трясти меня мертвую, а я буду в ответ лишь качать своей окоченевшей головой, как бесполезным болванчиком, и втайне показывать средний палец. А пока что я плачУ, да. И если я отказываюсь платить в этот месяц, приходят коллекторы и бьют меня по голове. И тогда я плачу двойную сумму. Плюс лечение головы. Денег ни на что не хватает. Чтобы выплачивать компенсацию, мне приходится брать дополнительные кредиты, которые тоже надо погашать. А это значит, что у меня всегда несколько команд коллекторов. Когда они встречаются в дверях, то всегда решают, кто будет бить меня первым. А я сижу и жду, понимая, что сейчас ударят. Пока что мне удается как-то петлять между их требованиями, одалживая у друзей и близких, но настолько меня хватит? На себя, как вы понимаете, ничего не остается. Столуюсь у знакомых и друзей. Пока кормят. Одеваюсь во все старое. После аварии я не приобрела ни одной новой тряпицы. Наоборот, пришлось продать хорошие вещи, например, мою овчинную короткую шубку и некоторые мои драгоценности. Сейчас я просто дешевая, опустившаяся «тетя с улицы», серая лицом, загнанная долгами, в дешевом пальтишке и спрятанными под одежду побитыми ребрами. Ребра болят, спине зябко, на лице моем написано вежливое «не трогайте меня», а впереди маячит счастливая смерть как избавитель от всего. Дай бог сил


Оля, спасибо за толчок к созданию своего образа


2021-04-23


35 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Выбор души