Изгои нашего времени.

Вчера на группе взаимопомощи родителей, потерявших детей "Перерождение" Светлана Старкова задала актуальную тему - ощущение исключения из мира и общества после смерти ребенка.

У меня тоже был опыт исключения из мира после смерти дочери.

Это поспособствовал скандал в прессе, где меня обвиняли в шарлатанстве и убийстве собственной дочери.

Вспоминая об этом я повторяю две фразы:


"Люди не ведают, что творят!" и "Им с этим жить".


Я оказалась в индивидуальной капсуле собственного горя.

Вокруг были люди, их было не много.

Мне никто не писал.

Потому что я закрыла свои социальные сети, так как журналисты копировали оттуда фото и видео меня и моих детей. И показывали это потом в своих "сюжетах";

Потому что моя бывшая партнерша по бизнесу сказала меня не беспокоить.


В итоге у меня было ощущение, что меня оставили все.


Хорошо, что позже, я прояснила с несколькими друзьями, где они были в тот момент и все это время. Кто-то из них попросил у меня прощения. А кто-то числится в списках пропавших без вести вот уже почти два года.


Недавно я поняла, что больше принимаю смерть свой дочери на данном этапе, чем то, что мир меня бросил в тот момент.


Возможно, я уже проработала часть своего горя по первому поводу.

И сейчас передо мной стоит задача отработки процесса горевания по второму.


У меня была даже не подруга, но хорошая знакомая в Барселоне.

Когда-то она тоже подверглась хейтингу и буллингу в соцсетях по поводу своей профессиональной компетентности.

А я, после её переезда в Испанию, поддержала её в наших местных группах.

Особенностью руссоязычных диаспор в Европе является повышенная агрессивность и нежелание принимать новичков без боя.

Нужны рекомендации.

Я тогда дала свои рекомендации.

Я была очень удивлена, когда после произошедшей трагедии, эта знакомая пропала из поля зрения.

Я даже проверяла сообщения: ни одного письма, ни слова, ни полслова.


Меня не удалили из друзей, но удалили из жизни.


Еще одним поводом для удивления было то, что моя знакомая является достаточно известным психологом. В плюс к тому, что она переживала подобную агрессию и клевету со стороны прессы.

Я не знаю, что произошло с ней.

Я какое-то время хотела это понять, но потом оставила эти попытки.

Возможно, мы когда-нибудь сможем об этом поговорить.

Если у меня и у нее одновременно возникнет такое желание.

Этот случай был не единичным.


Пропало около 90% людей из моего окружения.

Рядом реально осталось еще меньше.

И даже те, кто остались рядом, иногда не выдерживали в последний момент.


После трагедии мне негде было жить.

Квартира была опечатана полицией.

Рядом со мной была моя бывшая клиентка.

Удивительно, что вообще она была рядом: очень занятая деловая женщина, глава компании и, плюс к этому, многодетная мама.

Когда стало понятно, что уже завтра мне негде будет жить, она предложил мне пожить у них в одной из комнат их большой квартиры.

Я была рада такому предложению.

На следующий день надо было переезжать.

Но, оказалось, что переезжать мне некуда.

"Знаешь, мой муж против, чтобы ты остановилась у нас. У нас есть место, но мы переживаем за реакцию детей. Вдруг они узнают, что произошло с твоими детьми и у них будет болезненная реакция?"


Болезненная реакция тогда случилась у меня, так как надо было срочно решать, куда же мне переехать, так как вариантов не было.


В итоге я прожила следующие две недели у совершенно незнакомой мне до этого женщины, которая по вечерам могла, выпив вина, звонить подругам и громко рассказывать раз за разом, что я живу у нее: "А что делать? Не могла же я отказать. Да, я знаю, что в прессе пишут, что это опасно. Но не выгоню же я её на улицу!"


Потом я жила около месяца у другой моей бывшей клиентки и ее мужа.

Они выдержали дольше всего.

Обычно люди рядом выгорали за 3 недели, а эти чудесные люди продержались три.

Я благодарна им за терпение до сих пор.

Именно они были рядом в самые трудные моменты.

Но потом меня попросили поискать другое место.

А другого места у меня не было.


В тот период мне написала давняя подруга, живущая в Сибири, но в Испании у них с мужем был дом для проведения отпуска.

Мы с дочерью гостили в этом доме каждое лето.

Сын подруги очень дружил с моей Каролиной.

Подруга написала, что я могу к ней приехать и пожить у них.

Когда подошел срок покупки билеты на поезд для переезда, я спросила, будет ли удобно, если я приеду в этот день или лучше приехать на день-два позже?

Подруга не ответила.

Я написала через день еще раз.

Ответа не было.

Сообщения читались, но мне никто не отвечал.

Я попробовала позвонить.

Трубку не брали.

Я поняла, что этого варианта в моей жизни больше нет.

Как и подруги.


Надо было искать, где жить дальше.


Я благодарна всем этим людям.

Они сделали все, что могли.

А другие люди просто пропадали.


Почему так происходит?


Процесс происходит с двух сторон.

Есть сторона горюющего родителя, то есть мы с вами, и есть сторона окружения или свидетели.

Со стороны свидетелей при приближении к трагедии потери ребенка, начинают активироваться собственные страхи, программы и недопрожитые процессы горевания.


Подобное активирует подобное.


Обратите внимание, мои знакомые боялись не меня, они начинали испытывать страхи за своих детей, за свои отношения, за свое состояние и судьбу.


Им становилось страшно и больно за себя.


И срабатывал инстинкт "Бежать".

Потому что свое всегда болит больше всего.

С нашей стороны тоже происходит закрытие границ.

Мне хотелось говорить, общаться, но раз за разом я травмировалась об общение.


Я чувствовала непонимание, неуместность и вселенское одиночество.


Часто в остром горе хочется говорить только про ушедшего.

Но кто же это будет выдерживать?


Хорошо, что есть психологи и психотерапевты.

И мои друзья, которые 6 часов слушали по кругу историю о том, как я получала тело дочери в Институте судебной медицины Каталонии и 4 часа подробные инструкции как правильно меня похоронить в день после похорон дочери.


После трагедии для меня вокруг ходили сплошные триггеры.

Любое счастье раздражало.

Впрочем, порадоваться за кого-то очень трудно до сих пор.


Я сейчас учусь этому, но до сих пор для меня радость за кого-то является немного предательством моей дочери.


Когда вокруг сплошные триггеры, причиняющие боль, инстинктивно хочется закрыться от боли.


Но когда ВЕСЬ МИР транслирует боль, то закрываешься от ВСЕГО МИРА.


И это правильно.

Так можно выжить.

В первое время.


И тогда хорошо дождаться момента, когда это закрытое семечко захочет снова прорасти в мир.


Когда будет возможно этот мир воспринимать без боли.

Когда можно будет приоткрыть свою створку кельи самоизоляции.

Когда будет БЕЗОПАСНО.


В какой-то момент я поняла, что, как только во мне появляется пространство для расширения общения, общение появляется.


Это открытие стало для меня удивительным.


Оказывается, я тоже регулирую степень моего взаимодействия с миром!


Несколько раз я буквально отследила эту закономерность.

Как только я посылала запрос на общение, как только я была к этому готова, общение начинало пребывать.

И я, немного как шаман, начала регулировать мир через свое внутреннее состояние.


Когда уходит в тонкий мир ребенок, вместе с ним в другой мир уходит и внимание горюющего родителя.

Своим вниманием родитель ищет ребенка в тонком мире.

На этот мир остается не так много процентов его присутствия.

Горюющий родитель уходит больше в мир "НЕ", оставляя физический мир "ДА" без своей глубокой презентности в нем.

Родители, потерявшие детей могут жить в снах, находя там общение с ушедшими детьми и успокоение.


И тогда горюющий родитель видеть больше того, что НЕ, чем того, что ДА.


Потому что с родителями в горе случилось одно из самых больших НЕ в жизни.


Я словно жила в мире "НЕ", где искала свою потерянную дочь.

В какой-то момент я поняла, как важно научиться замечать и мир ДА.


Я поняла, что важно начать замечать тех, кто остался рядом, вместо того, чтобы пересчитывать без конца тех, кто пропал с радаров.


Я подумала, а ведь я могу сделать довольно много для того, чтобы снова расшириться на друзей, общение и что-то новое.

Я могу сама написать пропавшим людям.

Если они не ответят, я могу написать другим.

Или начать знакомиться с новыми людьми.

С теми, кто не из того мира ДО.

Я могу снова выходить на какие-то встречи и события, и находить новых друзей, близких пор духу.

Я очень МНОГОЕ МОГУ.


Замечать тех, кто СО МНОЙ и ЗА МЕНЯ.

Замечать тех, кто до сих пор остается рядом.

Замечать тех, кто понимает мои чувства с полуслова.


И, если вы проживаете потерю ребенка, то знайте, что я ЗА вас.

111 просмотров1 комментарий

Недавние посты

Смотреть все