Некрасивая правда о горе.

Горе некрасиво.


Когда я вижу фильмы, где по щеке горюющей героини медленно стекает слеза, я выключаю этот фильм.

Горе не красиво.

Когда наружу выходит правда о горе, то проявляется некрасивая правда.

Эта правда не о медленно текущих слезах и красивом профиле в окне.

Это правда о ярости внутри, которая ищет выхода.



Горе некрасиво.


Если положить что-то в коробку, то через какое-то время, есть шанс из этой коробки достать это что-то.

Если положить в человека горе, то через какое-то время можно будет достать из человека боль, разочарование, безнадежность и ярость.

И ярость - это один из лучших вариантов.

Как недавно написал один из моих прекрасных коллег: когда у вас есть ярость, у вас есть энергия.


А энергии в горе МНОГО.


Но вот направлена она часто ПРОТИВ СЕБЯ.


Этому способствует огромное чувство вины, которое минует мало кого из горюющих родителей.


Вина - это агрессия, направленная на самого себя.


Это аутоагрессия.


И, когда человек чувствует вину, он верит, что он мог что-то изменить.


И тогда человек путает себя с Богом.


И к нему приходит вина божественного масштаба.


Иногда эта энергия превращается в ярость, направленную на мир.

На Бога.

На всех, у кого живы дети.

На мироздание.


И это правильнее и легче.

Потому что, когда в коробку кладется боль, то через какое-то время только боль оттуда вы и сможете достать.

Когда в коробку кладется любовь, то, через какое-то время, можно будет достать оттуда что-то прекрасное.

Новую жизнь, например.


Когда по щеке горюющей героини на экране красиво сползает слеза, я выключаю этот фильм.


Потому что горе некрасиво.


Горе в замороженности, когда не то что лицо, а тело перекошено.

Так тело проживает боль.

Горе в крике матери.

Она некрасива в этот момент и пугает всех вокруг.

Но она выражает правду.


Горюющий родитель носит внутри атомную бомбу своей боли.


Это не метафора, это ощущается физически.

У меня было ощущение, что одна из главных моих задач - спасти окружающих от взрыва этой бомбы.

На это иногда уходили все доступные силы.

Беречь себя настолько, чтобы бомба не взорвалась.

Беречь себя так внимательно, чтобы ни один ничего не подозревающий человек из "нормального" мира не активировал ненароком этот атомный заряд.


Потому что может разнести ВСЕ.


Есть такой фильм "Эффект Манделы", где герой перезапускает весь мир, чтобы вернуть погибшую дочь.


У него это получается.


Если бы у меня была такая КНОПКА, чтобы перезапустить этот мир, я бы не думала ни секунды.


Горе некрасиво, но в своей некрасивости оно правдиво.


Когда я вижу фильмы, где по щеке горюющей героини медленно стекает слеза, я выключаю этот фильм.

Замороженные героини Николь Кидман мне отзываются меньше истерик героинь Джулии Роберт или Джуди Фостер, потерявших по сценарию детей.

Потому что в истерике и ярости больше правды.

А по щеке слезы красиво катятся только в кино.


Потому что, если героиня молча плачет и молчит, она, скорее всего, скоро закончится.


А выражение ярости - это шанс выжить.


Выражайте боль.

Вы не обязаны оберегать весь мир от своей ярости.

Что положишь в коробку, то и получится из нее взять спустя какое-то время.


Жизнь - это про боль.


Если эту боль вы сможете выразить, у вас есть шанс вернуться к жизни.


Замороженность - это про смерть.


Если держать все в себе, можно уйти в междумирье.


Живые люди чувствуют.

А горюющий родитель чувствует боль.

И, если он молчит, нужна помощь.

Если он кричит, есть шанс, что он вернется к жизни.


Пусть горе некрасиво, это нормально.


Не нормально горе романтизировать и придавать ему флер красоты.





352 просмотра2 комментария

Недавние посты

Смотреть все