«Привязка» к жизни.

Потеря ребенка ведет к потере одной из самых больших привязанностей в жизни.


Часто - это самая безопасная привязанность.


Согласно теории Джона Боулби есть 4 стиля привязанностей, которые формируются в детстве.

  1. Безопасная привязанность - этот стиль привязанности развивается у детей, которые верят, что важный взрослый всегда будет рядом и поможет. Эта уверенность позволяет детям чувствовать себя в безопасности и с интересом исследовать окружающий мир. Им нравится близость, и они не зависимы.

  2. Отстраненная или избегающая привязанность - этот стиль привязанности возникает, когда запросы ребенка не отвечают и его потребности не удовлетворяются. Ребенок приходит к выводу, что его желания безразличный для взрослого, и пытается приспособиться к этой ситуации, подавляя свою потребность в любви и заботе. Ребенок при этом может казаться безразличным, но за этим скрывается страх отказа и боли.

  3. Беспокойная или тревожная небезопасная привязанность - такой стиль привязанности - следствие непредсказуемого поведения взрослого: иногда грубый, иногда ласковый, иногда равнодушный, взрослый может внезапно уйти, бросив ребенка, и ребенок не понимает, от чего это зависит и чего ожидать. Эти дети боятся незнакомцев даже в присутствии родителя, они очень расстраиваются, когда родитель уходит, но они не счастливы, когда он возвращается, а иногда даже злятся на него, потому что не чувствуют себя с ним в безопасности.

  4. Опасливая привязанность - тот стиль привязанности встречается у детей, которые привыкли подавлять свои чувства, не получают помощи и одобрения со стороны значимого взрослого, сопротивляются насмешкам и запугиванию с его стороны.

По другой, очень похожей классификации стилей привязанности - типизации П. Криттендена, есть три основных типа формирования этого важного базового самоощущения:

  1. Тип A – ограничивающие, нечувствительные и отвергающие матери имеют избегающих и неуверенных детей, с ненадежной привязанностью, которая сопровождается чувством опасности.

  2. Тип B – у чувствительных и заботливых матерей вырастают дети, уверенные в себе, с чувством собственной безопасности и надежной привязанностью.

  3. Тип C – у матерей с непоследовательным и непредсказуемым типом реагирования дети испытывают неустойчивое напряженное отношение к матери; такая привязанность была названа тревожно-амбивалентной.


Как вы думаете, человек с каким типом привязанности найдет выход из страны горя легче и быстрее?

Конечно, слова «легче» и «быстрее» тут не очень подходят, но все же.

Конечно, человек с базовой безопасной привязанностью будет более устойчив в процессе проживания горя.

Сложнее придется человеку с опасливой привязанностью - таким людям крайне сложно выражать свои чувства.

Получается, что людям с небезопасными стилями привязанности сложнее проживать горе.

Потому что сложнее доверять людям, миру, Богу.

Потому что сложнее обратиться за помощью и принять её.

Потому что такой человек привыкает рассчитывать только на себя.

Отсюда возникает самоизоляция горюющего родителя от других, мира, а, иногда и Бога.

Проживание горя очень коррелирует с основным типом привязанности горюющего родителя.

Директор Портлендского института психологии горя, потерь и переходов Роберт Неймеер много говорит на своих обучающих семинарах о влиянии сформировавшегося стиля привязанности на проживание горя.

Меня поразило, как Роберт на примерах, с разрешения своих клиентов, рассказал о разных стилях проживания горя у людей с разными стилями привязанности.

Безопасная привязанность рождает чувство безопасности окружения, мира, жизни.


И в этой безопасности легче вновь вырастить желание жить.

Я поняла, что у меня абсолютно ненадежный стиль привязанности.

И мои отношения с Миром после трагедии это ярко проявили.


У человека с ненадежным типом привязанности низкий уровень так называемого «базового доверия к жизни».

Поэтому при потере ребенка такой родитель ищет внешнюю опору, которая позволила бы ему заместить потерю ребёнка.

Таким образом, происходит перенос точку опоры с потерянного ребенка на другую внешнюю опору.


Такой внешней опорой может стать религия, новый брак, новое место жизни или новый ребенок, что, надо сказать, новому ребенку обычно не по силам.

Горюющий родитель с ненадежными типами привязанности больше «застревает» на переживании своего горя, чем люди с надежным типом привязанности.

Я не люблю понятие «застревания» в горе, но в данном случае точнее не скажешь.

В связи с этим «застреванием», такой родитель в горе больше думает о пережитой утрате и об её смысловых и духовных аспектах.


Я нашла интересную статью П.В. Иванюшиной о связи сформировавшегося типа привязаностей и проживания горя.

В статье описано научное исследование о корреляции стиля привязанности и процесса проживания горя:


«Человек, у которого первая привязанность была надежной (пусть и с элементами ненадежных типов) и так воспринимает свою жизнь как ценность и ориентирован на поиск новых возможностей. В то время как для человека, у которого базовое доверие к жизни сформировано в меньшей степени, понимание ценности своей жизни и нахождение новых возможностей будет являться результатом осознанной внутренней работы, которая активизируется в связи с утратой.»

Человек с надежным стилем привязанности будет более устойчив в проживании горя так как воспринимает свою жизнь как ценность и ориентирован на поиск новых возможностей и решений.

Что же делать, если основной тип привязанности не является безопасным?

Можно сформировать безопасную привязанность в терапии.

Для этого есть психотерапевт.

Нас созданию именно безопасной привязанности, можно сказать, специально обучают.

Конечно, это возможно в среднесрочной или долгосрочной терапии.

Безопасность формируется не сразу.

Но оно того стоит.

После потери одной из самых больших безопасных привязанностей в своей жизни - ребёнка можно хоть на какой-то процент восстановиться через безопасную привязанность в терапии.

Это вариант прохода в улучшение.

Плюсы - большие шансы на улучшение.

Минусы - это платно.

Через безусловное одобрение и понимание родитель в горе может восстановить и доверие к миру.

Не сразу. Небольшими шагами.

Я уже прошла большой путь в этом направлении, но мне явно еще есть куда продвигаться с теме доверия миру и людям после трагедии.

Есть ли другие варианты восстановления безопасной привязанности, кроме терапии?


Конечно.

Я, например, завела собаку.

Это одна из самых безопасных привязанностей.

Всегда дома есть кто-то, кто очень тебе рад.

Эта собака, о которой мечтала моя дочь Каролина.

Поэтому это еще и живая память о ней.

Также большим ресурсом могут стать группы в социальных сетях с безусловной поддержкой.

Я рада, что сейчас появилось много подобных групп, в правилах которых прописано отсутствие критики.

Только поддержка и одобрение.

Одной из таких групп является организованная мной группа для людей, проживающих горе «Новая жизнь после смерти любимых».

Еще одним огромным ресурсом может стать восстановление безопасной привязанности с самим собой.


Часто после смерти ребенка горюющий родитель испытывает стыд, вину и другие чувства подобные агрессии, направленный на самого себя.

Это мало способствует созданию безопасной привязанности с самим собой.

Я, как психолог и системный и процессуальный терапевт, лучше всего знаю такой метод как психотерапия для восстановления безопасной привязанности к себе.

Этот метод работает хорошо как для меня, так и для моих клиентов.

Для того, чтобы разобраться с собой часто хорошо иметь рядом другого человека в нейтральной мета-позиции.

Я этим методом пользуюсь каждую неделю в позиции клиента. Получилась глава с налетом научности, в стиле кандидатской диссертации, которую я защитила 17 лет назад.


Я для себя решила, что в моменты, когда я перехожу в профессиональную позицию и пишу такие тексты, мне становится лучше.

Значит, я готова идти на выход из страны горя.

166 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все