Антенна благодати.

Пока я была в Сочи, моя подруга привезла меня с старице Парфене при одном из древнейших храмов в предгорьях Красной Поляны.


Парфёна была маленькой сгорбленной бабушкой с ясным и светлым взглядом.

Она начала рассказывать нам про иконы храм, но я слушала ее слова как музыку.

Я пила каплей за каплей ее состояние.

А она им щедро делилась.

Я бы назвала ее состояние прозрачностью.

Принятием.

Благодатью.


То, что выражается фразой «Слава Богу за все!»

Очевидно, что ни я, ни многие горюющие родители не могут с полной частностью так сказать.

Даже люди глубоко верующие могут споткнуться на благодарности Богу за смерть ребёнка.

Я не отношу себя к воцерковленным людям, несмотря на то что провожу с 2011 года семинары в монастыре горы Монтсеррат.

Скорее, я человек верующий.

Верующий в что-то бОльшее, что ведёт нас.

Но поблагодарить это бОльшее за ВСе, я пока не могу.


А старица может.

Я не знаю подробностей ее судьбы.

По ее глазам было очевидно, что судьба не была легкой.

Но она была в принятии.


Я хорошо осознаю, насколько я далеко от такого состояния благодати.

И не очень понимаю, как туда прийти.


Благодать - это когда человек не тратит силы и ресурсы на принятие неизбежного.


А смерть ребёнка - это многократная неизбежность.

Неизбежность в том, что нам ничего не остаётся, кроме как согласиться.


И я соглашаюсь.


Но мне для этого надо вести длительные переговоры с разными своими частями, и далеко не все они соглашаются.

Чаще всего не соглашается БОЛЬ.

Она говорит мне, что если она согласится, то я сделаю вид, что ее нет.

А она существует.


И требует признания права на свое существование.


Куда уходит БОЛЬ у таких блаженных стариц?

Они приняли ее в своё тело?

Она прошла сквозь них насквозь?

Они полюбили ее и превратили в любовь?

В последнем случае такие люди являются алхимиками.

И вызывают у меня огромное уважение.


Я не понимаю.

И не чувствую, как они это делают.


Говорят, что если разрешить себе почувствовать боль, то любая боль не будет длится более 12 минут.

Но мы видим большую боль небезопасной и что-то внутри нас блокирует ее проживание.

Мы заворачиваем боль в саркофаг небытия.

И небытие окутывает нас вместе с ней.

Говорят, что одну боль можно прожить, проживая другую.


Отсюда и селф-храм, и склонность с экстремальным видам спорта.

Я не знаю.

Я так не пробовала.

И не могу я так.


А что я могу?


Я могу со своей болью поговорить.

С точки зрения благодати.

Я же системный расстановщик много лет.

А что, если я стану благодатью и посмотрю из неё на БОЛЬ?

Что бы я, будучи благодатью захотела БОЛИ сказать?


А если я после этого встану на место БОЛИ?


Что бы я ответила благодати?


Это упражнение легко делается, если поставить два стула, на одном из них положить листочек с надписью «Благодать», а на второй с надписью «Боль».

И, когда вы будете садиться на первый стул, вы будете становиться благодатью, а на второй болью.

Сложность в этом упражнении только одна: боль является Вашей собственной, а вот благодать пока арендована.


В этом разница в ощущениях.


Чтобы арендовать побольше благодати, я поняла, что хорошо чаще общаться с такими благодатными людьми как Парфена.

Они есть в этом мире.

Их не много.

Но они есть.


У таких людей можно получить передачу каналу на доступ благодати в вашу жизнь.


А, когда доступ начнёт истощаться больше , найти новую антенну, передающую благодать.


Возможно, когда-нибудь я смогу стать такой антенной.


Когда смогу принимать ВСЕ в моменте.

Возможно, для этого надо подселиться в горах Красной Поляны.

Или где-то на горе Монтсеррат.

Но пока я здесь.


У меня не все дети совершеннолетние.

И, надеюсь, у меня многое впереди.

И стать антенной я тоже успею.


Когда-нибудь, когда мне самой станет легче.


И я смогу искренне сказать «Слава Богу за все!»

87 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все