Еще раз о поддержке после смерти ребенка: ближний круг.

О поддержке ближнего круга, тех, кто рядом.


В предыдущей статье я написала, что поддерживают простые слова "Я рядом", "Обнимаю". А как может поддержать тот, кто действительно находится рядом после трагедии в острый период горевания?


Первая поддержка - помогать сделать необходимое.

Даша, Катя и другие друзья ходили со мной по разным инстанциям в поисках где жить, бесплатного адвоката, оформления всего, что надо оформить.

Каким образом мы заказывали похороны, выбирали гроб и все остальное я плохо помню. Но рядом со мной были люди, поэтому это стало возможным даже при моем, по факту, неприсутствии в моменте.

Я не могла никуда пойти одна, первое время просто не могла ходить, поэтому меня забирали и отвозили на машине.

Моей семьей в Испании стали друзья, потому что больше рядом никого не было.

Вторая поддержка - быть рядом и слушать, слушать, слушать.


Первые недель 5 я молчала.

А потом плотину прорвало.

Даша и Хорхе слушали меня на всех возможных языках иногда по 4 часа подряд. Потом я уставала и засыпала, причем могла заснуть на полуслове своего рассказа.

Третья поддержка - я открыла, что меня поддерживает аутентичное присутствие человека рядом.


Что такое аутентичное присутствие?

Когда человек рядом не притворяется, не думает "когда же я отсюда смогу свалить", а правда находится рядом и выдерживает.

Выдерживают не все. Люди рядом со мной выгорали максимум за пару недель. Но потом восстанавливались, и возвращались снова.

Я хочу рассказать про аутентичное присутствие на примерах.


Что помогало мне?

Я помню, как Даша сказала, что она заберет меня с утра и мы поедем на завтрак. Даша приехала и мы поехали завтракать на... винодельню.

Я была на большой дозе лекарств, только начала передвигать ногами, часто с трудом, а тут у нас завтрак с шампанским. И этот слом шаблона меня выдернул из той реальности, в которой я просто умирала.

Это шампанское с утра вернуло меня к жизни.

Это было абсолютно нелогично и против всех правил, но было как то внутренне правильно. Это была поддержка.

Приехали Оля и Олег, приехали из Новосибирска.

И отвезли меня на Монтсеррат, сняв для этого машину.

После Монтсеррат мне всегда становится легче.

И после той поездки мое состояние начало меняться.

А они просто были рядом.

Потом приехала Катя.

Она сказала, что у нее есть один день и она хочет меня куда-нибудь свозить.

И она отвезла меня в Колонию Гуэль.

Мы бродили там по жаре, рассматривая постройки Гауди, и, несмотря на жару, это был мой "отпуск" от всей той тяжести и горя, который присутствовал фоном в моей жизни.

А недавно приезжала Полина с предложением позаниматься со мной японской расслабляющей телесной практикой. Мы в течение двух часов катались по полу в моей квартире, а потом просто разговаривали.

И это было концентрированное присутствие и лучшая поддержка для меня.

Четвертая бесценная форма поддержки - простраивание будущего для человека в горе.


Он уже умер сам внутри после смерти ребенка (я не могу сказать, какие ощущения после смерти других близких людей), надо выстраивать жизнь заново, а сам человек в горе в первое время на это не способен.


В первой поддержке - это конкретные дела, а здесь это скорее выстраивание новых смыслов. И меня поддержали люди, которые помогали мне увидеть перспективу. Конечно, это были психологи и психотерапевты, которые со мной работали. Бесплатно.

Но я хочу привести сейчас другие примеры на тему "увидеть перспективу".

Мой бывший муж приехал и сказал, что мы едем смотреть дом, который он хочет купить. И что я могу жить в нем, если захочу.

Это был первый момент, когда я увидела перспективу на будущее.

Даже если я никогда не буду жить в этом доме, тогда я впервые от этого предложения смогла посмотреть вперед и увидеть хоть какой-то смысл.

Потом приехал Хосе, меня надо было отвезти в госпиталь, но больше никто не мог. После проведенных 8 часов в госпитале, мы поехали на пляж.

И я почти впервые расплакалась.

Прошло почти два месяца, чтобы я начала плакать.

После Хосе сказал, что в таком состоянии он меня оставлять не хочет, и что через пару дней он давно запланировал поездку в Париж с дочкой, и что я еду с ними.

И мы оказались в Париже.

Это был просто подарок.

И я снова увидела хоть какие-то проблески будущего смысла лично для меня вне связи с другими людьми.

Видимо, про поддержку со стороны городов я напишу позже: Париж стал городом года для меня, где я получила огромную поддержку, любовь и отдых от своих переживаний. За тот год я была в Париже 4 раза.

Я знаю, что в Париже меня ждут, принимают и любят.

Новые смыслы я ищу до сих пор.


Они уже появляются и прорастают.

С ноября 2020 года я учусь на обучающей программе Роберта Неймеера, директора Института потери и перехода (Потрленд, США) "Терапия проживания процесса горевания через реконструкцию новых смыслов".

Верю, что смогу помогать простраивать новые смыслы другим горюющим родителям.

И, напоследок, хочу обратить к вам с вопросом: что поддержало вас в моменты горя? В какой форме близкие помогали вам? Что было самым ценным в этой поддержке?

74 просмотра0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все